Сaballo_marino (caballo_marino) wrote,
Сaballo_marino
caballo_marino

Categories:

Жесткий вагон

Отец посадил нас с матерью в мягкий, сам пошёл в общий и бегал всю дорогу из вагона в вагон. В Киев он приехал с радикулитом — такого слова он не произносил, это называлось — прострел. Глядя из окна гостиницы, как он идёт читать лекцию, вытянув шею (она не поворачивалась) и вздрагивая от боли в пояснице, я впервые поняла, что один человек может пожертвовать многим для другого, если любит. <...>

Через год мы опять куда-то ехали. Я уже привыкла к отцу, была его созданием — он мог обращаться со мной, как считал нужным. Снова попался один билет в жёстком, два в мягком. Теперь он отправил в жёсткий меня, спокойно заметив: ты ещё не заслужила мягкого, а я уже заслужил.


(Между прочим, отец тут - Григорий Гуковский, а дочь - Наталья Долинина.)

Если помните, мы как-то говорили здесь о том, что мужчины нередко весьма болезненно относятся к проблеме сидячих мест в общественном транспорте, то и дело путаются или боятся запутаться, кто кому должен уступать в данном случае - сильный слабому или низший высшему, - и бдительно следят, как бы их не обжулили и под предлогом того, что они сильные, не сдвинули в категорию низших. Вот ты, баба, да-да, вот ты, с пузом - знаешь свое место, слабый пол, признаешь мужское превосходство? Докажи, а то знаю я вас - сядешь, а сама про себя будешь думать, что я тебе обязан уступать, потому что ты королева, а я никто. (Как доказать - этого обычно не объясняют, но мне как-то раз повезло, мне это очень эмоционально объяснил один известный по местным масштабам писатель. Он категорически настаивал на том, что в обмен на такую галантность женщины должны уступить мужчинам свои избирательные права.) Не знаешь, не признаешь? Тем более постоишь, раз такая равноправная выискалась. Ну, или пусть тебе тогда кто-нибудь из неравноправных уступит - вон, девка сопливая в другом конце автобуса, ишь, расселась, шалава. Женщинам эти томления гордого духа, как правило, до двери (за редкими и специфическими исключениями), и беременным и старушкам они уступают молча, потому что между равными это как раз дело простое и понятное.

Интеллигенту все же проще, он при желании легко разрешит все противоречия, все разложит по полочкам и рационализирует для удобства. Здесь я тебе уступаю добровольно, как слабой и маленькой, здесь ты мне вынужденно, как высшему, потому что ты не заслужила, а я заслужил. Ну, а человек попроще, не особенно привычный к таким умственным упражнениям, - тот, конечно, нервничает. Почетно ли уступить место как сильному - или позорно остаться без места, как лоху? Хочется однозначного ответа. Без этих ваших всяких.

Кто будет спрашивать, что ужасного в том, что дочь отправили в жесткий вагон, тем сразу и без подвоха отвечаю - ничего ужасного, на мой взгляд. Это вообще один из самых безобидных отрывков в этих мемуарах, он приведен только для иллюстрации двух разных мотивов "кто кому уступает", а то многие не верят, что мотив на самом деле не один. Я не про это. Я про иерархические игры. И отдельно - про девочек-подростков, для которых эти игры особенно травматичны, тем более с непривычки, когда они вступают в них в роли низших из низших во взрослой иерархии. (Мальчики гораздо дольше остаются в особой, детской, а потом, когда все-таки переходят во взрослую, их сразу ставят выше сверстниц.) Кажется, ни для одной категории людей, включая самых презираемых, вроде национальных и сексуальных меньшинств, нет в русском языке столько уничижительных наименований, сколько их напридумано для подросших девочек и молодых девушек. Иной раз смотришь - даже вроде бы приличный человек, который чурками и пидорами людей обзывать все-таки постыдится, - а соплюхами, писюхами, сикушками, зассыхами, кобылами, телками, сосками и прочими мокрощелками кидается направо и налево. И фантазировать вслух на ровном месте о сексуальной жизни чем-то прогневавшего его человека, в принципе, не считает зазорным или неприличным, если речь идет о человеке юного возраста и женского пола. Редко когда любые претензии к ним посторонних взрослых по любому поводу, от неуступленного места до "вызывающего" внешнего вида, обходятся без упоминания о "раздвинутых ногах". И если даже девочка всего этого не слышит в семье, то непременно услышит не раз в том же автобусе, в очереди, просто на улице. От мужчин. От женщин. От мальчишек. От бабушек. От физрука в школе. От вахтерши в университете.

Этим "здоровым кобылам" (традиционное наименование девочки старше 12 лет, независимо от роста и комплекции) во взрослом мире, на самой нижней его ступеньке, приходится гораздо труднее, чем кажется со стороны. И будет неплохо, если к ним кто-то изредка отнесется хоть немного побережнее. Даже если они вульгарно одеваются или сидят в автобусе.

Ну, и если бы интеллигентный отец сказал дочери - знаешь, ты все-таки моложе, здоровее, давай-ка на этот раз ты в жесткий, по справедливости, - было бы как-то лучше, наверное. Все-таки иерархию необязательно чесать каждый раз, когда беспокоит.
Tags: женский вопрос - окончательное решение, само собой и вообще, ссылки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 66 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →