Сaballo_marino (caballo_marino) wrote,
Сaballo_marino
caballo_marino

Categories:
  • Mood:

Он выбрал бы другую

Старая забавная статья Коржавина в "Вопросах литературы":
http://magazines.russ.ru/voplit/2003/5/korzhav.html

Автор защищает пушкинскую Ольгу от поклонников Татьяны, защищает Ольгу в Татьяне, Ольгу в каждой женщине. Потому, разумеется, что предназначение женщины - не романы читать, а детей рожать, заботиться о муже и вести хозяйство.

Наверняка она будет заботливой женой и матерью - это ее призвание. Такое призвание в 20-е годы ХХ века среди интеллигенции (причем не только революционно-партийной, но и творческой) считалось мещанством, бескрылостью и обделенностью. Но потом, после Отечественной войны, это прошло. Теперь, правда, дело запахло отказом от всякого призвания, в сущности, отказом от женственности как фактора человеческого бытия. В стремлении уравнять женщину во всем "человеческом" вытравили из ее существования ее главную человеческую функцию.

Но когда подумаешь, что сразу после революции легло на плечи тысяч таких Ольг (конечно, и Татьян, но это для всех очевидно) в эмиграции, особенно послереволюционной, и в России, сколько мужества и достоинства, сколько человеческого ума и теплоты проявили они тогда, да и потом, на протяжении ХХ века, то такое установившееся неуважительное отношение к ним начинает казаться не только глупым, но и отвратительным. А то, что ум, проявляемый ими, был не абстрактно-философским, а конкретным, женским, чувствующим, тоже никак не подтверждает представления об их глупости.

Курьез здесь в том, что в роли жены ли, матери ли, хозяйки ли Ольга в романе ни словом, ни буквой, ни намеком не показана. Мы не знаем, родила ли она детей и сколько, как их воспитывала, насколько верной и заботливой женой была своему улану, занималась ли хозяйством или поручила это экономке (о том, что от "хозяйства" в том виде, в каком оно считается призванием каждой женщины сейчас – готовки, стирки, глажки, мытья полов, походов за продуктами, ухода за детьми - она была избавлена, - говорить излишне). Мы не можем с уверенностью сказать, не умел ли ее через некоторое время пленить гусар или драгун. Мы не видели, чтобы ее улану выпали какие-то испытания, сравнимые с несчастьями революции и эмиграции, и не знаем, сколько человеческого ума и теплоты, не говоря о мужестве и достоинстве, проявила бы его жена в подобных обстоятельствах, хотя, честно говоря, догадаться можно. Чего-чего, а чуткости в ней, сказал бы Сэлинджер, как в крышке унитаза.
Разумеется, автор не может не помнить, что ни одного из воспеваемых им достоинств Ольга на страницах романа ни разу не проявила. Но сомневаться в их существовании не приходится, так как налицо главное качество прекрасной жены и матери, истовой хранительницы семейного очага: отсутствие "умственных интересов" и "иных устремлений, кроме девичьих" (впрочем, замечает автор, таких устремлений нет и у Татьяны, так что она тоже не совсем потеряна для общества). Правда, Татьяну тут приходится слегка приукрасить:

Драма ее чувства очень ее занимает, но ей и в голову не приходит даже внутренне требовать для себя свободы чувства, ей вообще чуждо какое бы то ни было “эмансипэ”.

Уж будто бы? А не она ли не только сама выбрала предмет для своего чувства, не дожидаясь, когда он выберет ее, но и первой призналась ему в любви – поступок почти немыслимый для девицы ее времени и круга? А не она ли всегда сама принимала решения в своей жизни и не простила Онегину покровительственного тона? Не она ли дала ему понять, что считаться с ее решениями ему придется: "Я вышла замуж. Вы должны…" Откуда взял Коржавин стремление найти "руководителя", тягу к мужской "надежности" - загадка. Мужа она себе нашла такого, который будет поменьше лезть ей в душу, будет доволен тем, что имеет, не задаваясь особенно вопросом, счастлива ли с ним жена. И "я буду век ему верна" - не невозможность ослушаться мужа, не страх за "священный для каждой женщины" семейный очаг, а честное решение держать слово, которое сама, по доброй воле, дала перед Богом и людьми. Не муж отвечает за ее решения, а она сама, а значит, не ему, а ей расплачиваться за их последствия. Как можно было такую женщину сделать воплощением "истинной женственности", нерассуждающей преданности и покорности? Впрочем, если уж "тургеневская девушка" стала символом невинности, наивности, трепетной романтичности и строгих приличий, при том, что большинство тургеневских героинь – барышни деловитые, решительные, практичные и весьма, по меркам тех времен, раскрепощенные в вопросах сексуальной морали…
Да и с детства эта Татьяна какая-то неженственная - в куклы не играет, к маменьке не ласкается, к домашнему хозяйству и рукоделиям – ни малейшей склонности… Вопрос, к какому полу сейчас отнесли бы Онегина, который три часа по крайней мере пред зеркалами проводил и держал в кабинете духи в граненом хрустале и щетки тридцати родов и для ногтей и для зубов, – пока оставим ; )
Не было в ней "иных устремлений, кроме девичьих" - а разве была хоть малейшая возможность проявить эти устремления? Образования ей не дали, к "недевичьим" занятиям никто бы не допустил - а девичьи ей как раз не нравились. Чтобы сильно хотела именно замуж - незаметно. Искала и ждала любви - так этим и мужчины ее круга были заняты с не меньшим, а то и большим пылом - хоть на Ленского посмотреть… Кстати, дай Татьяне волю писать стихи, учиться в университете, скакать верхом и носить кудри черные до плеч - я не поручусь, что она отказалась бы. А у Онегина вон и вовсе никаких устремлений нет, и ничего.

Смешно и грустно, когда такими подтасовками занимаются хорошие люди. Ну хочется тебе, чтобы жена сидела дома - так и скажи. Мне, дескать, это удобно, избавляет меня от грязной работы, создает уют и помогает самоутверждению. Но человек-то хороший. Просто так взять и лишить почти всех человеческих прав, чувств, стремлений половину человечества из соображений личного комфорта - жалко, неловко, совестно. Вот и надо себя убеждать, что "они сами от этого счастливы", "это заложено в самой природе женщины", да еще к тому же и государственные интересы того требуют: рождаемость падает, мораль страдает… А сквозь это - неслышный крик так и не выросшего Малыша: "Я хочу, чтобы ты всегда была дома! Я хочу, чтобы ты всегда пекла плюшки!"
Ох...
А поэт он и правда хороший. Не из самых любимых у меня, но из тех, кого хочется читать.
Tags: женский вопрос - окончательное решение, книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments