Сaballo_marino (caballo_marino) wrote,
Сaballo_marino
caballo_marino

Categories:

О старых и новых учебниках и немножко о театре :))

А кто помнит, что это за персонаж, тот такая же старая перечница, как и я :))
И тоже по каким-то причинам не попал в школе в более престижную английскую группу.



Персонаж, кажется, все-таки немец. Но вообще-то Германией в учебнике не особо баловали. Ну, понятное дело, Берлин, понятное дело, Дойче Коммунистише Партай, но в основном унзере хаймат, ди Зовьетунион. И действовали там все больше Wowa, Dima, Kolja да Olja. Совсем умолчать в учебнике немецкого о том, что на свете существуют, помимо русских, еще какие-то немцы, было, конечно, невозможно, но в остальном, по мере сил, все делалось для того, чтобы не высовываться за рамки даже не привычного, а нормативного. Если проходим, скажем, тему "семья", то это должна быть, во-первых, советская семья. Во-вторых, она живет в Москве. В-третьих, там самая простая русская фамилия и самые простые русские имена. В-четвертых, в семье непременно двое детей, и брат на год или два старше сестры. Внешность у всех тоже нормативная - все блондины (иногда все, кроме папы, кроме того, папе дозволяется, а бабушке даже строго предписывается носить очки, маме и детям этого нельзя), все среднего телосложения, все красивые и стройные. Мама дома всегда в платье, в фартуке и в туфлях на высоких каблуках. Газеты читает только папа. Брат играет в футбол. Сестра помогает маме по дому...

В общем, все то же самое, что и в других учебниках, от букваря до арифметики.

Английский я учила потом по самоучителю для технарей, там людей вообще было меньше, чем машин, спутников и телескопов. Зато когда открыла самоучитель испанского, между прочим, не русский, а переводной, но, видно, довольно старый, этой самой нормативностью уже в новом, взрослом варианте меня сразу же затопило с головой. Мужчины там учились, работали на разных работах, дружили, шутили, ездили в путешествия с друзьями, вспоминали детство, повышались по службе и кричали на жен: "где мой обед?!" и "где моя шляпа?!". Женщины работали на какой-то неопределенной абстрактной работе, хотели новое платье, красили губы, хотели новое платье, говорили с подругами о платьях, хотели новое платье и подавали мужьям шляпы и обеды.

Мне захотелось чего-то помягче этой жести, и я переключилась на электронные обучалки. Иностранные.

Там меня вместо желаемого (какого-никакого выхода за рамки стереотипных ролей) ожидало нечто значительно более интересное.

То есть не вместо, а помимо. Да, действительно, оказалось, что фразы "я люблю математику", "я люблю рисование больше, чем физику", "люблю плавать и играть в баскетбол" могут произносить как мальчики, так и девочки, а "водить машину" и "готовить обед" можно иллюстрировать вперемешку мужскими и женскими персонажами, и потолок от этого ни на кого не рухнет. Но это было ожидаемо. Неожиданным оказалось другое.

Отказ от самой концепции "человека по умолчанию".

В традиционном учебном пособии индус, например, мог появиться, если нужно было проиллюстрировать слово "индус" или "Индия". Индианка - слово "индианка". Чернокожий - "Африка" или "черный". Но если иллюстрируется слово "ребенок", то это будет белый светловолосый мальчик. Если "бегать", то бегать будет белый мальчик с собакой. Если "женщина" - значит, белая молодая женщина в платье.

Тут же все было совершенно не так. Если нужно было выучить фразу "он ест", то "он" мог оказаться и курчавым чернокожим мальчишкой, и арабом в национальной одежде, и белым молодым мужчиной в костюме, и седым стариком в свитере. "Ребенок" мог быть и мальчиком, и девочкой, любого цвета кожи, с любым разрезом глаз. Японская женщина в кимоно могла иллюстрировать слово "женщина", а не "японка". На иллюстрациях, с помощью которых нужно было запоминать испанские слова для обозначения каких-то обыденных явлений, предметов и действий, все люди были разными - худыми и полными, молодыми и старыми, в очках и без, красивыми и не очень, черными, белыми, желтыми...

Казалось бы, эта картина мира как раз привычнее и нормальнее. Все мы видим и знаем, что люди бывают разные, все понимаем, что слово "мужчина" в абсолютно равной мере относится и к молодому англичанину, и к пожилому чукче. Абсолютно, но... не абсолютно. Есть человек по умолчанию, мужчина по умолчанию, женщина по умолчанию, ребенок по умолчанию. Нормальные. Без лишних, сбивающих с толку признаков. Когда речь зайдет об этих самых признаках, о цвете кожи или там о жарких странах - можете показать нам пожилую африканку с косичками. А пока речь просто о женщине - дайте нам нормальную женщину, обычную. Белую, молодую, худую (но не слишком), высокую (но не слишком), в платье, фартуке и туфлях на каблуках. Опять же о женщинах упоминайте, когда речь зайдет о типично женских занятиях. Общечеловеческие пусть иллюстрируются мужчинами и мальчиками. Нет, никто не запрещает женщинам тоже водить машину, мы не дикари. Пусть тоже водит. Но именно "тоже". Если нам нужно всего лишь проиллюстрировать фразу "водить машину", то, ради бога, не надо сложностей - пусть за рулем сидит нормальный человек, обыкновенный, по умолчанию. Без лишних половых признаков!

Когда этот принцип не соблюдается, многие люди, особенно те, что по умолчанию, чувствуют себя обманутыми и обобранными. И, главное, ни за что ни про что. Мы же хорошие люди, не сексисты, не расисты, мы же не запрещаем этим, с дополнительными признаками, тоже жить и даже присутствовать в каком-то виде в публичном пространстве. Пока "тоже" - пусть живут! Мы им слова худого не скажем. Но зачем они претендуют на чужое?

У меня же было ощущение, будто из комнаты вынесли какой-то громоздкий, нелепый и ненужный предмет, о который я без конца спотыкалась. Привычно спотыкалась, почти не замечая, но... насколько же без него просторнее стало.

Все это почему-то вспомнилось, когда я стала натыкаться на страдания соотечественников из-за такого, в общем-то, не трагичного явления, как color-blind casting в современном театре. Попросту говоря - это когда роли распределяют, не глядя на цвет кожи актеров. Честно, даже не думала, что это может вызывать такие страсти. Вроде бы довольно обычное уже дело. В том же "Франкенштейне" то, что Виктор белый, а отец и брат у него черные, меня, помнится, не смутило ни капли, даже и в голову не пришло вообще упоминать об этом, когда писала о спектакле. Они не черные, их просто играют черные актеры. Это же даже не кино, это театр! Условность на условности. Не возмущаться же тем, что среднего роста, худощавый, симпатичный Джонни Ли Миллер в том же спектакле играет огромное страшное чудовище? :)) Ну, вот и цвет кожи - такая же условность, не больше и не меньше.

А у людей такое горе из-за расово неверного кастинга "Анны Карениной" в Манчестерском театре, как будто у них отобрали что-то очень дорогое.
Tags: о ЖЖизни, само собой и вообще
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 100 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →