January 16th, 2011

Морская лошадка

Родительские странности

Когда я писала про свои злоключения с глазами, то, конечно, догадывалась, что с этим «не выдумывай» буду не одна такая. Но все же не ждала, что процент товарищей по несчастью среди комментирующих окажется таким высоким. Чуть ли не всем подряд оказалось знакомо это родительское «не выдумывай». То есть это не отдельные печальные случаи (кому-то плохие родители попались), а, можно сказать, стиль воспитания такой был. И не в том дело, что кого-то из нас так вот особенно не любили и потому не верили. Просто верить детям в таких случаях вообще было не очень-то принято. Врешь, ничего у тебя не болит. Не выдумывай, все ты видишь. Вот я тебе похромаю! Ребенок, притворяющийся больным – один из любимейших юмористических сюжетов тогдашней детской литературы. Мы тебе не дурачки, не нужны тебе очки. Инфлюэнца, симуленца, притворенца, лодырит. Почему-то именно с этой стороны принято было ждать от детей хитростей.

А когда шел разговор о книге Щербаковой-младшей, я сразу зацепилась там за рассказ о бойкоте из-за случайной тройки. Это была одна из немногих претензий в бесконечном списке, которая мне показалась основательной. Но она была подана не как законная детская обида, не как пример педагогической несостоятельности, а как уникальное злодейство, бесспорное доказательство материнской нелюбви. И вот это уже вызвало у меня большие сомнения. Потому что тоже ведь типично до тоски. И в комментах тут же френда вспомнила, как не то что с тройкой, с четверкой боялась домой идти. И еще одна подруга в аське написала примерно то же самое. И еще одна в реале сказала: «Как знакомо…» И…

И как-то я сомневаюсь, что их всех не любили. Это я не к тому, что обижаться не надо. Я вообще старая циничная жаба, родительскую любовь обожествлять не склонна, единственным необходимым условием детского счастья ее не считаю и уж тем более не думаю, что она оправдывает любое свинство. Я сейчас только о фактической стороне дела. Просто по моим наблюдениям вот этим вот конкретным свинством (не бойкотами, а вообще требованием полного совершенства и как следствие – наказаниями даже за четверки) было принято портить жизнь как раз любимым дочкам. Тем, на кого еще не махнули рукой.

И именно дочкам, не сыновьям. Именно для девочки нормой считалось только полное совершенство: «четверка – это не отметка», «если не заслужила пятерку, значит, где-то поленилась, не доработала, мне стыдно за тебя». С сыновьями было иначе. На них могли давить в каком-то одном направлении, добиваясь успехов, например, в учебе или спорте, но даже тут в качестве успеха принималось продвижение вперед по сравнению со вчерашним днем: тройка с плюсом уже гораздо лучше двойки, метр десять в длину лучше метра восьми :)) Молодец, сынок, жми дальше. Нет прогресса – паразит, балбес и двоечник, пошел вон, глаза бы мои на тебя не глядели. Ну неужели не можешь напрячься хотя бы на тройку (на четверку, если тройки и так наличествуют), ты же такой способный, обормот! Брось свой футбол дурацкий, физику учи! Для девочек же (далеко не всех, но многих) существовало только две оценки – пятерка и не пятерка. Помню я и в своем классе таких страдалиц, которые четверок боялись не меньше, чем двоек, потому что за них дома ждал по меньшей мере выговор, а кого и полновесная порка. Притом круглыми пятерками дело не ограничивалось: нужно было еще иметь такие же круглые и в музыкальной школе, а дома быть образцовой хозяйкой, иметь идеальные манеры и выглядеть тоже на пять. Косички, гольфики, походка, осанка. Если в каком-нибудь одном месте серьезный прокол, то и пятерки сами по себе уже не исправят ситуацию. Разумеется, мелкие проколы случались постоянно, и за них жучили нещадно. Но при этом отдельные достижения ценны были только постольку, поскольку приближают к общему совершенству. А если грамоту из школы принесла и первый приз на соревновании завоевала, но тарелку грязную в раковине забыла, или в ящике стола бардак развела, или бант развязался, а ты, неряха, и не видишь, – засунь себе куда хочешь свои грамоты и кубки. Потому что совершенством они тебя все равно не сделали, а только в этом качестве они и востребованы. Сами по себе они никому не интересны. Отдельно спортсменка, комсомолка и красавица цены не имеют. Только в комплекте!

Меня-то саму это как раз никак не затронуло: я была с самого начала очевидно и неизлечимо несовершенна, и это делало распространенную «девочковую» педагогику заранее бессмысленной. Раз цель заведомо недостижима, стало быть, и средства попусту тратить ни к чему. Таким образом, я сразу же сорвалась с крючка и педагогические эти выверты наблюдала только издали. Поэтому мало что в них понимаю. Но вот то, что это были не чьи-то индивидуальные тараканы, а распространенная система воспитания, притом именно девочек, – это мне всегда казалось очевидным.