May 30th, 2011

Морская лошадка

...и шкафов перетряси

Перебираю в шкафу старые детские книги, прикидываю, какие из них в будущем непременно порекомендую племянницам (пока что им четыре и шесть лет).

Не так давно мы с bonita_tibus вспоминали одну из моих любимейших детских писательниц – Кристине Нёстлингер (только недавно, после примерно двадцатилетнего перерыва, у нас снова стали переводить и издавать ее книги: «Само собой и вообще», «Лети, майский жук»). Многие, наверное, помнят «Лоллипоппа», «Долой огуречного короля» и «Дуйбол-привет!»

А любила я ее, помимо всего прочего, за нештампованность. В советской детской литературе существовали совершенно железные правила, в принципе, даже не связанные прямо с собственно советскостью, но такие же всеобщие и непререкаемые, как единственно верное учение – отдохнуть от них можно было, только читая книгу зарубежного автора, и то далеко не всякого, их все-таки тоже отбирали.

Ну, вот, например, автор представляет одного из героев:

«У Михаэля длинные вьющиеся волосы и темно-карие глаза с пушистыми ресницами, так что все девочки сходятся на том, что в классе он красавец номер один. Кроме того, Михаэль обычно одет так, словно собирается в оперу: белая рубашка, бантик, синий пиджак, платочек в нагрудном кармане, отутюженная складка на серых брюках. Правда, иногда он одевается и по-спортивному – тогда на нем куртка из белой лайки, такой тонкой и мягкой, что никто не решается цапнуть его за рукав из боязни, что на белой коже останутся отпечатки грязных пальцев. К тому же он разговаривает не так, как все ребята, а только так, как пишут в книгах. Недаром учительница немецкого всегда ставит его в пример другим – вот, мол, кто «блестяще владеет родным языком». Короче, в классе все его зовут «Сэр», и даже Купер Томас не составлял тут исключения»
(«Мыслитель действует»).


Collapse )
Морская лошадка

Красавец