April 9th, 2012

Морская лошадка

Про любовь и чувства. Мизантропическое

Время от времени лента приносит веселые картинки из жизни людоедов. Какой-нибудь очередной призыв истребить наконец каких-нибудь очередных "их всех". Евреев, арабов, чеченцев, грузин, богачей, "социальщиков", мусульман, атеистов, гомосексуалов, асексуалов, "блядей", чайлдфри, многодетных, наркоманов, инвалидов, еще кого-нибудь. Френды показывают такое чудо друг другу, как экспонат кунсткамеры, ужасаются, смеются или приходят в привычное отчаяние. И почти непременно, с такой же привычной неизбежностью, в комментах раздается крик души: "А я вот тоже их не люблю, можешь расфренживать, если хочешь!" или тихое, раздумчивое: "Ну, я вообще-то понимаю, за что их не любят..."

Распространенность реакции вроде бы намекает на ее нормальность и естественность. Мне же рассуждения о любви и нелюбви в этой связи никогда не казались хоть сколько-нибудь логичными. Я каждый раз становлюсь в тупик, потому что повод и реакция, на мой взгляд, никак не связаны между собой. То есть вообще. Настолько, что слов для возражения никогда не находится, кроме детского "не любишь - не целуй". Я пытаюсь как-то восстановить ход рассуждения, достроить недостающие звенья от "дважды два" до стеариновой свечки, но проверить правильность построения не на ком - самому высказавшемуся всегда кажется, что никаких звеньев тут не выпущено, а просто одно из другого следует непосредственно. Ну, а что еще делать с тем, кого не любишь? Либо попытаться как-нибудь полюбить (ух, сколько ж я переслушала жалоб от людей, которых якобы "принуждают любить евреев, негров, гомосексуалистов и жирных баб"!), либо того... А как иначе?

Collapse )

Собственно, в эти воспоминания я ударилась только для того, чтобы констатировать собственную непроходимую тупость. Вынуждена признать, что с тех далеких пор я так ничего и не поняла. И меня по-прежнему удивляют попытки свести к "чувствам и отношениям" то, что к ним ни в какую не сводится, и стремление бесконечно эти чувства объяснять, оправдывать, замерять градус и разбирать по оттенкам эмоций, предъявлять с гордым видом, как краснокожую паспортину, в качестве аргумента или мандата ("предъявитель сего имеет право...") - там, где они вообще-то никого бы не должны в принципе волновать и не в них совсем дело. Не говоря уже о тех особых случаях, когда чувства одних людей официально многократно ценнее чувств других и свирепо охраняются законом по какому-то специальному признаку.

А в последнее время я еще и начала ценить людей, имеющих в обществе репутацию бесчувственных. Нет, правда, приглядитесь - они хорошие люди. Часто.