October 24th, 2013

Морская лошадка

Заяц и я

Я достала кота.

Когда ему было совсем плохо и он по полдня лежал тряпочкой, я к нему бегала каждые пять минут - смотреть, как он там, греть пузо грелкой и приставать с телячьими нежностями. В конце концов животное захотело покоя и, немного набравшись сил (начал бегать, требовать еды и даже играть со мной - ну, как играть... за ноги зубами цапать), пораскинуло мозгами и нашло выход. Оно у меня высокоинтеллектуальное.

Выход оказался там же, где вход. В кухню. Кот входит, закрывает за собой дверь и подпирает ее изнутри собственной тушкой. Все. Враг не пройдет. На всякий случай задняя, самая тяжелая часть кота наваливается на дверь, а мыслящая часть кота, та, которая до этого фокуса додумалась, помещается между косяком и холодильником. Впрочем, которой частью из двух он думал, вопрос как раз спорный. Суть в том, что давить на дверь страшно. Так что цель достигнута, кухня заблокирована, животное таки имеет свою прайвеси.

Нет, похудеть я не надеюсь боюсь, он есть захочет раньше, чем я, тогда сам позовет и впустит. Но каков гусь, а? И ведь прекрасно знает, что ему не влетит. За время его болезни я окончательно разучилась говорить что-то строже, чем "Зая хороший", и он знает, что если хороший Зая будет выздоравливать, я на радостях разрешу ему запираться в туалете и писать там мемуары.