December 13th, 2013

Морская лошадка

Морально-уродское

Как открытое чайлдфри, время от время нетвердой походкой выходящее из шкафа, я, разумеется, то и дело огребаю по рогам за эгоизм, безнравственность и духовную пустоту. А также сталкиваюсь с массовой озабоченностью посторонних людей санитарным состоянием моих подушек, в которые я, по их представлениям, целыми ночами рыдаю. Претензии и сожаления эти обычно довольно смешные и сами по себе меня, в общем, не беспокоят.

Надо сказать, помимо бездуховности и эгоизма, у меня имеется еще масса причин детей не иметь. Очень серьезных причин. На которые я, вероятно, наплевала бы на все сразу, если бы мне очень хотелось. Но это тоже не тема для разговора.

Моральное уродство, недокрученность какого-то явно входящего в стандартную человеческую схему винтика проявляется в моем случае не в этих причинах и не в самой по себе чайлдфришности, а в том, что я в принципе не понимаю самого распространенного довода в пользу обзаведения потомством. «Каждый человек стремится продолжить себя в детях». «Ты умрешь, а мы будем вечно жить в своих потомках». «Неужели тебе не хочется передать дальше частичку своего Я?»

Между прочим, нет, не хочется. Во-первых, даже просто из человеколюбия. Поскольку я есть ходячий отстойник бракованных семейных генов. И мне в страшном сне не снилось, что я их вот так все в кучку сгребу и – хоба – передам невинному младенцу. Аверченковский персонаж, обещавший в подарок ребенку (чужому тем более) медвежий капкан и динамитный патрон, сразу начинает казаться величайшим гуманистом своего времени.

А во-вторых и в главных, в моем понимании эти гены-крокодилы, даже будь они суперкачественные, идеально зеленые и плоские, – это все равно не «я». И даже не «частичка меня». Все, что передается по наследству, все, что мне предлагается «оставить после себя» – это же только обстоятельства моего существования. И у меня нет особых причин желать непременно поставить в похожие обстоятельства кого-то другого. Даже будь они и более благоприятными. Передать кому-то частичку собственного «я» невозможно, потому что оно просто не передается по наследству и вообще на частички не делится.

Ощущение это давнее, еще с тех самых пор, как я вообще начала задумываться о таких вещах.

Collapse )

Нет, это не значит, что я совсем не понимаю, зачем люди рожают детей. Еще один родной, близкий человек – это совсем не мало, это много. Но вот идея «бессмертия в детях», «продолжения себя» – и сейчас не представляет для меня ни малейшего интереса. Я ее вообще не понимаю. И не только потому, что родиться может что-то совершенно непохожее. Как я не ощущаю себя продолжением своих родителей, точно так же и меня никто не нанялся продолжать. «А здесь, на одичавшем белом свете, как в никуда ушедшее письмо, останутся мои продвинутые дети и будут слушать всякое дерьмо». Но даже похожие – они все равно другие. Если даже совсем одинаковые – тоже другие, отдельные жизни, и продолжить ими свою невозможно, хоть лопни, то от условной похожести-то в этом смысле какой прок? :)))

Но поскольку довод этот я слышу снова и снова от совершенно разных людей, и звучит он всегда с совершенно одинаковой убежденностью, видимо, большинству людей он понятен и близок. А я, для которой он никуда не годится даже в качестве метафоры, таки получаюсь урод моральный, одна штука :)