February 9th, 2014

Морская лошадка

Вопросы без ответов

Когда случается неожиданная трагедия с неизвестными мотивами (а в страшной истории с пятнадцатилетним стрелком из московской школы все неожиданно и ничего не известно, абсолютно все детали, на которых строят свои версии интерпретаторы, могут оказаться или уже оказались вымышленными, даже растиражированная фотография мальчика, по которой тоже было выставлено немало диагнозов, на самом деле не его, а случайно подвернувшегося под руку ровесника-однофамильца), куча людей хватается за нее как за доказательство того, как они были правы, когда... В самые же первые дни, а то и часы, выяснилось, что в случившемся виноваты: ЕГЭ (потому что зло), компьютерные игры (потому что приучают к насилию), либерализм и демократия (потому что свобода личности - и вот, поглядите, что эти личности на свободе творят), США (потому что подали пример), Европа (потому что либерализм и демократия), запрет на свободное владение оружием (потому что вооруженный учитель, конечно же, успел бы выстрелить первым - хотя вооруженные полицейские "не успели"), Шерлок и доктор Хаус (потому что социопаты), инклюзивное образование (потому что психи учатся вместе с нормальными детьми), геи и лесбиянки (потому что!) и еще много чего и кого. Это всегда бывает одинаково - люди, озабоченные тем, что где-то опять что-то недозапретили, такой повод дозапретить не упустят ни за что. Тут и говорить не о чем.

Люди, на запретах не зацикленные, спорят о другом - чего недодали? Любви, внимания, безусловного принятия? Защиты и заботы? Свободного времени или, наоборот, интеллектуальной нагрузки? Лечения, наконец?

Я бы сказала, что с достаточной долей уверенности в этом случае можно утверждать одно - дело тут наверняка НЕ в травле одноклассников. Именно потому, что никто из одноклассников не пострадал. Все. Остальное, включая диагнозы - гадание на кофейной гуще, даже если гадать возьмусь не я, а специалист. Да толковый специалист, пожалуй, и не возьмется, слишком мало данных.

А вот если говорить не о конкретном случае, а вообще... Что-то мне все больше кажется, что не только "недозапретили", а и "недодали" в качестве универсального объяснения для любой беды не годится. Когда речь идет о ценностях материальных, уже все понимают, что любое количество может оказаться недостаточным, и наоборот, может хватить сравнительно малого, потому что дело вообще не в количестве. Но что, если и с ценностями более тонкими дело обстоит примерно так же? Что, если дети тех, кто изо всех сил старается додать (вроде тех, что хвалятся в родительских сообществах: "А я вот младшую даже больную на руки не брала, пусть лучше она поорет, чем старший будет орать от ревности!" - и встречают в ответ хор восторгов: "Вы такая мудрая мама!"), тоже не в безопасности, что, если им тоже не хватит, причем больше всего не хватит именно тем, кому особенно старательно додают? Тем более, что все, что можно "дать", так или иначе конечно. И тем, кто потенциально опасен, и так стараются дать больше, просто из инстинкта самосохранения, и у других, потенциальных жертв, сплошь и рядом и отнимать-то в их пользу уже нечего или почти нечего. Если им достается слишком мало - значит, у того, кто должен был дать, вот ровно столько и есть, и больше с него при всем желании не спросишь. А вовсе не в том беда, что все сожрала "больная младшая", или "тихие послушные девочки", или "удобные дети", или кто там еще, кого обычно подозревают в том, что они оттянули на себя весь ценный ресурс, и у кого в перспективе особенно велики шансы стать в глазах сторонних судей тем неодушевленным предметом, об который какой-нибудь очередной несчастный недолюбленный мальчик сломает свою молодую жизнь. На них тратят запасы любви и душевных сил в основном или те, у кого их в избытке (а таких людей очень мало, даром что на них примерно половина земли держится), или те, кому больше потратить не на кого. Никто же себе не враг.

Но, может быть дело вообще не только в том, сколько давать, но и в том, как?..

Почему-то, когда я пытаюсь вспомнить по собственному опыту, что такое нормальное счастливое детство, мне вспоминаются почти исключительно те дни, за которые моих родителей сейчас виртуально линчевали бы. Люди, отправляющие своих детей на три месяца подряд в деревню к бабушке, считаются уже, кажется, чуть ли не садистами. Тем более когда эта деревня - медвежий угол за сорок километров от железной дороги. Тем более, что бабушка хоть и правда любила нас всех, но ей, конечно, было особенно некогда вот так целенаправленно "давать любовь" - успеть бы уследить, чтобы никто с крыши не свалился и в озере не утонул. И никому она не могла дать ощущения, что он для кого-то самый лучший и любимый: нас там было пятеро детей из трех очень разных семей, и кого-то откровенно выделять было не только несправедливо, но и опасно - драк потом не оберешься. И поцелуи и объятия мы получали за лето ровно два раза - у калитки, при встрече и прощании. Но вот это ощущение, что хотя тебе никто ничего особенного не дает, но у тебя всего много - да, в общем-то, все твое, от скрипучего колодца возле бабушкиного дома до каких-то неведомых стран, которые ты непременно увидишь когда-нибудь потом, и все это не надо ни у кого отнимать, и хоть никто из нас ни для кого не смысл жизни и не единственное любимое существо, но каждый единственный и неповторимый сам по себе, - это определенно лучшее, что я помню из детства. Знать бы только, как оно делается и из чего состоит? И делается ли оно руками вообще?..

Я не знаю.

Хорошо бы кто-нибудь знал.