April 21st, 2014

Морская лошадка

Бенедикт Сарнов. RIP

Не наяву и не во сне,
Без страха и без робости
Мы снова бродим по стране,
Которой нет на глобусе...

Люди, чьи школьные годы пришлись на семидесятые-восьмидесятые, наверное, помнят эту радиопередачу - "В стране литературных героев". Там несколько самых знаменитых из ста пятидесяти литературных Дон Жуанов выясняли, кто же из них настоящий, Сирано защищал Ленского, от республики Поэзии отделялась провинция Эпигония, Тома Сойера пытались лишить гражданства, а Шерлок Холмс расследовал дело Пиковой Дамы и председательствовал в суде о защите чести и достоинства Алексея Степановича Молчалина (свидетель со стороны истца - Жюльен Сорель). В это же время выходили, сначала в журнале "Пионер", потом отдельной книгой, увлекательнейшие "Рассказы о литературе" для детей - тех же авторов.

Один из них, Станислав Рассадин, умер два года назад.
Второй, Бенедикт Сарнов - вчера.

Я его много читала и после - "Пришествие капитана Лебядкина. Случай Зощенко", "Если бы Пушкин жил в наше время...", "Перестаньте удивляться!", "Наш советский новояз", "Скуки не было", "Красные бокалы"... Но сегодня он вспоминается прежде всего как праздник моего детства.

Светлая память.
Морская лошадка

Время все расставило по местам

"Непрогнувшиеся таланты как неограненные бриллианты лежат где-то на свалке истории, никто их не знает, даже собственные дети не помнят, каким именно видом творчества занимались их родители. А от тех, кто прогибался, подстраивался, пробивал, проходил сквозь людей в серых костюмах, остались фильмы и песни, здания и фонтаны. Время все расставило по местам".
(Стиль и пунктуация оригинала сохранены ;))

Вот всегда мне казалось странным, когда идеологию "успешности" представляют как что-то совершенно чуждое советскому человеку, занесенное какими-то тайными врагами для разложения нашего здорового общества. Или когда в качестве противоядия от нее приучают именно что прогибаться и подстраиваться - "иначе так и будет рваться к успеху, идти по головам!" По-моему, как раз и реставрация славного прошлого, и неистовое поклонение "успешности", и готовность прогибаться под любую власть просто обязаны были сойтись в одной точке, настолько гармонично они друг с другом сочетаются.

Как журналистика это, конечно, забавно, но на таком, мягко говоря, бесхитростном уровне все еще очевиднее.