December 10th, 2017

Морская лошадка

Недоуменное

Со взрослыми книгами, прочитанными в детстве, естественно, часто бывает так, что, только перечитывая их уже взрослым, начинаешь понимать то, что раньше было недоступно.

А с детскими бывает наоборот: в детстве читал и вроде бы все понимал как надо, а взрослым перечитываешь или вспоминаешь и уже никак в толк не возьмешь - а какого, собственно, чёрта?..

Не помню, чтобы в детстве, когда я читала алексинского "Позднего ребенка" (а я его читала несколько раз в разных возрастах, потому что круг чтения в каникулы ограничивался тем, что помещалось в бабушкином шкафу), у меня хоть раз возник вопрос, который, как кажется мне сегодняшней, просто обязан был возникнуть.

Нет, само страстное желание иметь сына и только сына меня не удивляло тогда и не удивляет сейчас - эка невидаль, этого и в жизни дополна, а в советских книжках вообще все положительные герои, как правило, хотят только сыновей. "Да хоть кого, лишь бы здорового" - это сейчас более или менее норма, а тогда, да еще в литературе - как-то оно... недостаточно романтично, что ли. Все равно что мальчика спросили бы, кем он хочет быть, когда вырастет, а он вместо "моряком", или "летчиком", или "геологом" ответил бы: "да хоть кем, лишь бы деньги платили" :)) Дочек же в этих книгах хотят обычно плохие люди - или, по крайней мере, совсем никудышные родители. Потом у них родится мальчик, и они его затюкают, или родится девочка, и они ее избалуют, как у того же Алексина в "Безумной Евдокии". Так что тут все понятно, стандарт есть стандарт.

Странным и непостижимым мне теперь кажется другое. Collapse )