Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

Морская лошадка

О "Ромео и Джульетте" Кеннета Браны

Я надеялась перебить не слишком приятное впечатление, оставшееся у меня от Лили Джеймс после "Войны и мира", ее ролью Джульетты, но этого не случилось. И, главное, я опять понимаю, что не в ней дело, а режиссер так видит, но не настолько стремлюсь быть справедливой и объективной зрительницей, чтобы смотреть ее где-то еще :)) В общем, в этом сезоне как-то так получается, что от обруганных спектаклей я в восторге или почти в восторге, а расхваленные ругаю. Но что поделаешь, если за режиссерскими приемами я не вижу внятной мысли (это не означает, конечно, что ее там нет, может, есть, да не про мою честь, но я так и не поймала эту черную кошку), а когда вижу, она меня оставляет в лучшем случае равнодушной. В частности, тема "мужчина - дух, женщина - физиология" остобрыдла уже что-то не кажется особенно новой и свежей, а то, как она решена в спектакле, у меня где-то с середины уже стало вызывать нервный смех. Может, кто-то лучше меня понимает, за каким чертом из каких высоких соображений эта Джульетта от любых эмоций тут же начинает рожать? Ну, ей-богу, это именно так выглядит: каждый раз она судорожно хватается за живот, лицо у нее перекашивается и голос делается как у радистки Кэт - что прикажете думать? Последний акт, пожалуй, лучше других, но и тут дело портят мелочи: да хотя бы то, что мертвая Джульетта дышит так, что живот и грудь ходуном ходят. Нет, я бы этого не заметила, наверное, если бы там было что-то, что заставило бы меня не замечать. Не было. Или не захотело мне показаться :)
Морская лошадка

(no subject)

Занесло меня тут случайным ветром на дипломный спектакль четверокурсников местной академии музыки и театра :) Ставили инсценировку "Обрыва".

И надо же - мимо телевизора я пройти спокойно не могу, когда там наши играют все равно какую жизнь, от одних голосов современных российских актеров у меня начинается зубная боль во всем организме - а студенты понравились. По крайней мере, Татьяна Марковна оказалась неожиданно хороша. И Леонтий. То есть, как ни странно, самые не близкие для молодых роли.

Конечно, тут дело еще и в самом театре, какой бы он ни был. Студенческий ли, самодеятельный ли - все равно театр. Чтобы совсем это колдовство убить, нужно постараться куда сильнее, чем на съемках сериала. Но главное, наверное, при том, что в принципе-то консерватизма и приверженности традициям во мне очень мало, - есть все-таки в этом что-то успокаивающее, когда девочки и мальчики играют Гончарова. Не то чтобы я так уж особенно любила именно "Обрыв". Но как-то приятно бывает изредка почувствовать, что "солнце все так же встает и заходит, покуда мы молчим и кричим".
Морская лошадка

О старых и новых учебниках и немножко о театре :))

А кто помнит, что это за персонаж, тот такая же старая перечница, как и я :))
И тоже по каким-то причинам не попал в школе в более престижную английскую группу.



Персонаж, кажется, все-таки немец. Но вообще-то Германией в учебнике не особо баловали. Ну, понятное дело, Берлин, понятное дело, Дойче Коммунистише Партай, но в основном унзере хаймат, ди Зовьетунион. И действовали там все больше Wowa, Dima, Kolja да Olja. Совсем умолчать в учебнике немецкого о том, что на свете существуют, помимо русских, еще какие-то немцы, было, конечно, невозможно, но в остальном, по мере сил, все делалось для того, чтобы не высовываться за рамки даже не привычного, а нормативного. Если проходим, скажем, тему "семья", то это должна быть, во-первых, советская семья. Во-вторых, она живет в Москве. В-третьих, там самая простая русская фамилия и самые простые русские имена. В-четвертых, в семье непременно двое детей, и брат на год или два старше сестры. Внешность у всех тоже нормативная - все блондины (иногда все, кроме папы, кроме того, папе дозволяется, а бабушке даже строго предписывается носить очки, маме и детям этого нельзя), все среднего телосложения, все красивые и стройные. Мама дома всегда в платье, в фартуке и в туфлях на высоких каблуках. Газеты читает только папа. Брат играет в футбол. Сестра помогает маме по дому...

В общем, все то же самое, что и в других учебниках, от букваря до арифметики.

Английский я учила потом по самоучителю для технарей, там людей вообще было меньше, чем машин, спутников и телескопов. Зато когда открыла самоучитель испанского, между прочим, не русский, а переводной, но, видно, довольно старый, этой самой нормативностью уже в новом, взрослом варианте меня сразу же затопило с головой. Мужчины там учились, работали на разных работах, дружили, шутили, ездили в путешествия с друзьями, вспоминали детство, повышались по службе и кричали на жен: "где мой обед?!" и "где моя шляпа?!". Женщины работали на какой-то неопределенной абстрактной работе, хотели новое платье, красили губы, хотели новое платье, говорили с подругами о платьях, хотели новое платье и подавали мужьям шляпы и обеды.

Мне захотелось чего-то помягче этой жести, и я переключилась на электронные обучалки. Иностранные.

Там меня вместо желаемого (какого-никакого выхода за рамки стереотипных ролей) ожидало нечто значительно более интересное.

Collapse )